Галерея профессионализма

В этой галерее представлен один очень важный аспект понятия «профессионализм» — Тонкость дифференциации. Любой профессионал — это человек, тонко различающий в некоторой предметной сфере, обладающий некоторым уникальным объемом сознания. Здесь будут представлены примеры тонкой дифференциации в разных предметных сферах. Мы, однако, будем рассматривать этот аспект более широко, не только в плане какой-то профессии.

Сейчас, в наше время, на севере есть народности, которых осталось человек 200-400, а некоторые уже почти совсем исчезли. Исчезает какая-то народность и вместе с ней исчезает определенная культура, исчезает уникальный объем сознания, который был воплощен именно в этом народе, именно в этом этносе. Некоторые из этих народов вообще никогда не воевали и не имеют никаких представлений о войне, зато у них исключительно экологичное описание мира, в нем представлена глубоко органичная связь с природой. Исчезнет народ и вместе с ним исчезнет воплощенность какого-то определенного объема ноосферы.

В Индии умерла последняя носительница языка бо, появившегося около 70 тыс. лет назад. С исчезновением этого языка Индия, как утверждают культурологи, потеряет значительную часть своего культурного наследия.

Сегодня уже никто не построит храм без единого гвоздя, утеряно это искусство. В 16-17 вв. в России было 13 разных типов плотницких топоров, и мастер знал, как с ними обращаться, как затачивать, как хранить. Теперь осталось только два, в лучшем случае — 3 типа топоров, и Кижи уже не сделать. Зато мы делаем разные другие вещи. Можно сказать, что имеет место некоторая пульсация, какие-то объемы сознания уходят, какие-то новые возникают. Такие пульсации ноосферы происходят постоянно.

Возникает, например, колоссальный объем знаний, связанный с компьютерной техникой и с технической цивилизацией вообще. Изменяется ли при этом само качество сознания? Тут вопрос сложный: кто квалифицированнее — программист средней руки или плотник, который Кижи строил? Как сравнить? Мне было интересно и я начал собирать коллекцию мастерства, как такового.

Квалифицированный сталевар по оттенкам плавящейся стали может с точностью до 10-и градусов определить ее температуру. Человек неквалифицированный — посмотрит и увидит только горячий металл, больше тысячи градусов. Но точно сказать температуру, сказать время, когда нужно что-то добавлять, он не сможет. Квалифицированный ткач различает около 50 оттенков черного цвета. Неспециалист этого не может. То же самое можно сказать о реставраторе, который различает мельчайшие оттенки цветов. Это тоже некоторые уникальные объемы сознания, связанные с той или иной профессией. И для каждой профессии можно выделить такой объем. То есть человек работает с какой-то предметной сферой, и, насколько тонко он различает в этой предметной сфере, настолько он и профессионал.

На востоке есть такое понятие — кун-фу. Для большинства это понятие связывается с боевыми искусствами, но это вовсе не обязательно. Кун-фу переводится как «путь мастера». Человек должен стать мастером в чем-то, в какой-то области.
Допустим, в Японии есть такое искусство — вкладывание меча в ножны. Сидит самурай и вкладывает меч в ножны. Десять лет, двадцать… В конце концов, он становится великим мастером по вкладыванию меча в ножны. А через некоторое время люди почему-то начинают приходить к нему, спрашивать — как жить, задавать другие вопросы, которые не имеют отношения конкретно к этому его занятию. Как ребенка назвать? Когда рис сажать? Потому что считается, что мастер — это человек, который вышел на границу человеческого сознания. И не важно — это слесарь 7-го разряда или садовник. Допустим, семья триста лет выращивает одно карликовое деревце, и им не скучно, они достигают в этом мастерства. Или складывают фигурки оригами. Неважно. Человек, вышел на границу, туда, где заканчивается человек и начинается Бог, значит люди можно у него спросить что-нибудь про Бога, он же ближе, он же пограничник. И этот путь — один из основных принципов пути в восточной философии.

Если средний кореец из деревни начнет показывать то, что они в школе учили: цигун, или какое-нибудь боевое искусство, которым все мальчишки в его деревне владеют, конечно, здесь, в России, он будет выглядеть как большой мастер. Однако, в Корее его не считают мастером. Там мастер, тот который один в лес уходит и приходит с тигром — вот это мастер. А то, что там палками машут, ногами — так это все умеют.

Если у человека средней полосы спросить, что ты знаешь о снеге? Ну, 10-20 признаков снега мы, пожалуй, и назовем, а эскимосы в своем языке имеют 340 слов для обозначения разных свойств снега. А где-нибудь на экваторе — люди вообще про снег только в книжках читали. Можно сказать, что эскимосы по сравнению с украинцами более профессиональны в отношении снега. И неудивительно — у них от этого жизнь зависит.

Авиценна, например, отчетливо выделял 48 типов людей, по их конституции, по астрологическим данным, по их личностным характеристикам. Для него это было важно, от этого зависел выбор лечения и жизнь пациентов.

Насколько выделен объем разных понятий в сознании разных этносов? Можно сказать, что количество слов в языке, относящихся к этому понятию, в какой-то степени должно соответствовать объему выделенности этого понятия в сознании того или иного этноса. Многие термины при переводе с одного языка на другой теряют объем. Переводя слово «снег» с эскимосского языка на русский мы теряем колоссальный объем, совершенно не задумываясь. Причем ни той, ни с другой стороны этого не будет видно. Точно также, переводя слово «личность» с английского языка на русский, мы теряем существенный объем этого понятия, совершенно того не замечая. Не случайно так трудно переводить многие английские психологические тексты — в русском зачастую нет адекватных терминов. Иногда одно слово приходится переводить целым абзацем, растолковывая его, разжевывая, и все равно это получается слишком как-то приблизительно.
Подумайте, сколько в русском языке есть слов, обозначающих разные состояния сознания, ну, или в литовском? А в санскрите есть 122 слова, обозначающих разные состояния сознания, причем есть специалисты, которые эти состояния различают. Допустим, на санскрите написано «нирвана-кальпа-самадхи», вот, переведите это, пожалуйста, на русский язык… Я видел словари, в которых по полстраницы объяснений, что означает то или иное состояние сознания.

Есть такая книжка Анастасии Цветаевой, «Сказ о звонаре московском». Там рассказывается о человеке, которого звали Константин Константинович Сараджиев, он различал между двумя нотами 121 диез и 121 бемоль. Для него пианино звучало как барабан. Поэтому играть он мог только на колоколах, создавая целое многомерное пространство каких-то вибраций. Если ему показывали фотографии одного и того же человека, допустим в детстве или в глубокой старости, он, не задумываясь, говорил: си-21-бемоль, или до-32-диеза. Причем он человека не узнавал, слышал только звучание, он не знал, что это один и тот же человек. Для него каждый предмет как-то звучал. Каждый предмет он мог обозначить в каком-то вибрационном образе.

Может быть, кому-нибудь из вас попадалась книжка «Парфюмер» — автор Патрик Зюскинд. Там говорится о человеке, для которого все описание мира базировалось на одоральном канале, то есть на канале запахов. Для него все образы шли через этот канал. Он мог из запахов составлять какие-то необыкновенные гаммы, мелодии. При этом эмоциональная сфера практически отсутствовала. Для него не было плохих и хороших запахов.

Посмотрите на рисунки маленьких детей, которые родились и выросли в новостройках, в хрущевках? Они сильно отличаются от рисунков детей, детство которых прошло, например, в центре Петербурга, где изобилие различных архитектурных форм. Человек теряет способность дифференциации формы, он уже не видит тонких различий. Исчезает какая-то составляющая сознания, какая-то необыкновенно важная способность. Когда это видишь, хочется эту способность сохранить, сделать какой-то «музей субъективной реальности» что ли, или придумать новый раздел экологии.

Пульсации ноосферы происходят все время. Возникают и увеличиваются одни объемы сознания, уменьшаются и исчезают другие…

Задачей нашего музея является сохранение уникальных объемов человеческого сознания.

Экспонаты с благодарностью принимаем!

E-mail: grig@grig.spb.ru, тема: Экспонат.