Морфология российской вечеринки

Автор: | Декабрь 31, 2016
В соавторстве с В. Бондаренко

Продолжая изучение темы потребления крепких напитков на Руси, мы обнаружили громадный спектр явлений, от обычного немотивированного бытового пьянства, с одной стороны, до высочайших духовных взлетов, с другой.

Один полюс достаточно хорошо изучен продавцами винных отделов, врачами-наркологами, участковыми милиционерами и акцизными чиновниками.
Другой — представлен в эпохальном, не всеми еще понятом до конца, но от этого не менее значимом произведении «Граненая скрижаль», напечатанном в известном академическом журнале «Субъект и его реальность»[1]. Эта сокровищница Российской эзотерической мысли долго еще будет будоражить умы пытливых исследователей третьего тысячелетия.

Ваше здоровье!

Однако, этот вариант, хотя и становится более популярным, не занимает пока сколько-нибудь значительного места в общем объеме потребления крепких напитков на Руси. Так, куда же все-таки уходит большая часть легально потребляемого спиртного?

Сегодня нам хотелось бы рассмотреть необычайно распространенное в нашей российской культуре явление, которое можно условно обозначить как «Встреча по поводу» или попросту «Вечеринка».
Повод при этом может быть любой, а потому и конкретные названия действия бывают весьма разнообразны:

  • день рождения (вариант: крестины, именины, поминки, свадьба);
  • приезд (вариант — отъезд) кого-либо куда-либо;
  • встреча Нового Года, (вариант: День конституции, печатника, танкиста, психолога и т.п.);
  • церковные праздники: Благовещение, Покров, Успение, Рождество;
  • социальные мероприятия: сдача годового отчета, встреча одноклассников, а также всевозможные юбилеи, годовщины, вручение премий и переходящих символов.

Добросовестно отнесясь к изучению этого явления, мы с удивлением обнаружили, что все это колоссальное разнообразие сюжетов подчиняется четырем основным принципам, подобным тем, что сформулированы в знаменитой работе В.Я.Пропа «Морфология Русской волшебной сказки»[2]:

  1. Постоянными и устойчивыми параметрами «Вечеринки» служат четыре неизменных фазы (стадии) и функции стандартного набора действующих лиц.
  2. Число функций, как и число амплуа действующих лиц всегда ограничено.
  3. Последовательность и структура фаз всегда одинакова.

Отсюда вывод:

  1. Все вечеринки однотипны.

Какова же структура и основные персонажи этого волшебного, а возможно, одного из наиболее тайных, можно смело сказать, сакральных ритуалов нашей культуры?

Чего скрывать — нам было легко! Первое, что поражает и чего так часто недостает в иных исследованиях — это обилие экспериментального материала. Каждый, мы не боимся этого слова, независимо от образования, пола, возраста и места жительства на просторах нашей необъятной Родины, может с уверенностью считать себя экспертом. Редчайшие исключения лишь подтверждают это правило, но мы таковыми не оказались.

Ваше здоровье!

Однако, к теме. Рассмотрев означенное действие, как целое, мы выделили в нем четыре существенных стадии (фазы) и стандартный комплект основных персонажей. При этом было замечено, что каждая стадия длится приблизительно 1,5 — 2 часа, а функции персонажей целиком и полностью определяются номером стадии и никоим образом не связаны с первоначальным названием самого действия.

Итак, первая стадия — РИТУАЛЬНАЯ

В области стиля — чопорно-приличная. Участники пока относительно трезвы. Налицо демонстративная вежливость и, что немаловажно, все помнят по поводу какого события собрались. Острое чувство ритуала, тосты, некоторая театрализованность мизансцен, слов, жестов, поворотов головы и т.д. Другими словами, пиджак еще не снят и на брюках еще нет следов от салата.

Вторая стадия — ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ

Наступает после третьей-четвертой рюмки. Характеризуется большей раскованностью, время от времени соскальзывающей в развязность. Тема вечера постепенно размывается соразмерно с повышением уровня общительности. Тосты становятся все более взволнованными и возникают хаотически. Это, так сказать, тосты «на бреющем полете». Появляются группировки и, соответственно, сепаратные тосты. Действующие лица переходят к более крепким напиткам. Одновременно происходит обострение сексуального интереса. Тот, кто напивается раньше всех, уже напился. К концу фазы возникает ситуация: «Не хватило выпивки. Скинемся по тридцать рублей (вариант: десять, сто…)». В этот момент определяется амплуа активиста-организатора.

Третья стадия — ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЭРОТИЧЕСКАЯ

На всем протяжении первой фазы о ней еще никто не подозревает. Каталог стереотипных мизансцен:

  • атмосфера несколько утяжеленного флирта, витающего в пространстве.
  • девушка-Муза убегает. Поисковая группа, кидающаяся вдогонку, находит ее плачущей навзрыд в ближайшем сугробе.
  • танцы с элементами спонтанного эротизма (вариант — песни под гитару).
  • выяснение отношений. Старые и новые обиды и тому подобное.
  • парочки разбредаются по углам. Постоянно занятый санузел. Жена плачет на кухне и так далее.
  • на протяжении третьей фазы оформляется несколько классических типов повествований-рассказов. Наиболее яркие из них — охотничьи и эзотерические.
  • наблюдается расширение представлений о совместимости продуктов, снижение порогов восприятия, исчезновение болевого синдрома.
  • исчезают многие дихотомии, такие, как свой — чужой: свой стакан — чужой стакан, своя шапка — чужая шапка, своя жена — чужая жена. А также существенно изменяются представления о времени и пространстве.
  • повод забыт полностью.

Четвертая стадия — ТЕРМИНАЛЬНАЯ

Общие принципы:

  • уменьшение количества участников (по разным причинам).
  • из общего фона неумолимо выделяется компания, говорящая о чем-то высоком, существенном, важном для каждого (назавтра об этом никто не вспомнит).
  • эта же компания уничтожает остатки спиртного в доме, отыскивая его среди бабушкиных запасов наливки, настоек элеутерококка и женьшеня.
  • настойчивые поиски места, где можно принять горизонтальное положение. Некоторым эта удается. Не всем…
  • впадение в забытье, спонтанный уход от реальности.
  • случаи внезапного просветления, сатори, самадхи и другие паранормальные состояния (завтра об этом никто не вспомнит!).

Финал напоминает нечто расползающееся во мгле наступающего утра. Рассвет обычно бывает особенно хмур и неприветлив.

Каждая стадия занимает в среднем 1,5 — 2 часа. Таким образом через 6, максимум, 8 часов сценарий любой «Вечеринки» оказывается полностью исчерпан. На протяжении всего действия вид стола меняется. По состоянию стола можно с большой степенью точности диагностировать фазу.

Действующие лица:

  • — Влюбленная парочка.
  • — Девушка, которая на всех виснет (ярко проявляется во второй фазе).
  • — Гурман высокой квалификации.
  • — Семейная пара.
  • — Одинокая женщина на охоте.
  • — Непьющий родственник (вариант: сильно пьющий родственник).
  • — Девушка, на которую никто не обращает внимания.
  • — Мужчина, который напивается раньше всех.
  • — Девушка — Муза, которая всегда убегает. Она же плачет навзрыд.
  • — Плейбой.
  • — Сводня.
  • — Хозяйка.
  • — Обличитель.
  • — Юная особа, с ужасом взирающая на взрослых.
  • — Хмурый парень. Потенциальный агрессор.
  • — Соседка снизу (вариант — сверху) зашла на шум (начало третьей фазы).
  • — Танцор (Гитарист).
  • — Тамада — весельчак. Душа компании.
  • — Бывалый. «Поживите с мое…», «Сейчас я вам объясню…»
  • — Девушка — хохотушка.
  • — Персонаж, который постоянно что-то жует.

Исследуя экспериментально полученную структуру, мы неожиданно для себя обнаружили, что действие неукоснительно разворачивается во времени по вышеозначенному сценарию практически независимо ни от количества и крепости выпитого, ни от числа и возраста участников, ни от других факторов.
Здесь, по всей видимости, мы имеем дело с одной из базовых матриц сознания, которая формируется в первые месяцы беременности, когда будущая мамаша еще активно участвует в мероприятиях подобного рода. В дальнейшем матрица инициируется — буквально в первые же годы жизни младенца.

Как показывает практика, любой представитель рассматриваемого этноса независимо от региона мгновенно узнает вышеописанный сценарий и легко находит в нем свое место.

Данная работа, как вы сами понимаете, носит постановочный характер. Каждый из вас наверняка смог бы что-то добавить в список персонажей, а также вычеркнуть или обобщить. Недостаточно изучена динамика стадий, в зависимости от различных факторов, слабо конкретизированы сюжетные линии отдельных действующих лиц, не проработана возрастная и профессиональная специфика. А лексика, а шлягеры, а звучание ансамбля в целом? Да, что там говорить — поле, поле непаханое!

Авторы самоуверенно полагают, что изучение этого уникального явления мировой (и этого слова мы тоже не боимся) культуры могло бы стать темой множества диссертаций в области психологии, социологии, психолингвистики, истории, этнографии а также политологии и других общественно-полезных наук.

Ваше здоровье!

Литература:

  1. В.Я. Пропп, Морфология Русской волшебной сказки.
    Книжка, с детства любимая авторами данного исследования. Теперь, наконец, стало понятно почему.
  2. В.В. Бондаренко. Граненая скрижаль. Реальность и субъект, №3, 1999.
    Эпохальная, как было уже сказано работа, где раскрываются тайные грани или ступени восхождения к сокровенному смыслу, посредством простой и казалось бы хорошо известной всем формы.
  3. Э. Берн. Игры в которые играют люди.
    Прекрасному американскому исследователю не повезло: он не там родился. Россия — вот где простор, вот где игры!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *